Вход

Объединенная коммунистическая партия


2013-02-06 

Научно-практическая конференция МОК / Об идеологических течениях в коммунистическом движении

«Прежде чем объединиться, надо размежеваться». Размежевались. Коммунистической многопартийности недавно исполнилось 22 года.

За это время накопили опыт, набили себе шишек, время от времени пытались объединяться и, несмотря на неудачи, многое поняли. Поняли, в том числе и то, что причина раздробленности не в амбициях лидеров, (помните,  чуть ли не общее требование массы коммунистов: запереть  всех «командиров» в одном кабинете и не выпускать, пока не договорятся). Поняли, что за человеческими слабостями лидеров, за их честолюбием и тщеславием, за их межличностными отношениями лежат различные политические взгляды, которые в свою очередь порождаются разными социальными группами и слоями, делегирующими своих общественно ориентированных представителей в ту или иную партию. И только политический анализ может дать ответ: возможно ли объединение каких сил, в какой степени и в какой форме.

1.

Хотя многообразие коммунистических организаций возникло в начале 90-х годов, когда общее партийное руководство было предательски разрушено, различные идеологические течения образовались еще в 60-е годы. Многие помнят журнальную полемику того времени, борьбу партийных «аппаратчиков» старой закалки со свежим ветром, который принесла «оттепель».

В такой же латентной, то есть скрытой  форме развивались внутри  внешне монолитной КПСС и другие идеологические течения:  национал-патриотические,  консервативные,  социал-демократические и далее, до буржуазно-либеральных. Недаром Горбачев на одном из последних (до переворота 1991года) пленумов ЦК открыто заявил, что в зале присутствуют две, или даже три разные партии. И чем дальше, тем больше внутри КПСС (прежде всего, в партийной номенклатуре) ослабевали группы, сохраняющие приверженность классическому марксизму-ленинизму.

Все сегодняшние компартии опираются, в основном, на общую социальную базу — новый пролетариат, включающий всех людей наемного труда. Однако сам этот пролетариат достаточно разнороден: от деклассированных элементов до специалистов высшей квалификации. Самые обездоленные слои трудящихся проявляют наибольшую решительность в борьбе с режимом. Вместе с тем именно эта часть подвержена ностальгическим настроениям, не склонна к критическому осмыслению предыдущего опыта, считает единственным выходом возврат к сталинским порядкам.

Те группы коммунистов, которые занимали руководящие посты в экономике, культуре, государственном и партийном аппарате и в той или иной степени сохранили свое положение, проявляют осторожность в политической борьбе, тяготеют к компромиссам с властью, социал-демократическим ценностям и национал-патриотизму. К примеру, трудно себе представить успешных бизнесменов, или «красных» директоров членами «Трудовой России», и наоборот, основную массу трудороссов в составе КПРФ. РКРП делает основную ставку на рабочих, а РКП-КПСС — на массовую интеллигенцию.

   Итак, разные социальные группы внутри, казалось бы, единого класса порождают различные течения внутри, казалось бы, общей идеологии, а те, в свою очередь — разные партии. Поэтому лозунг «один класс — одна партия», не более чем «прекраснодушный» пережиток «единой» правящей КПСС.

2.

Строго говоря, движение, которое сегодня принято называть коммунистическим, на самом деле таким не является. Сегодня в нем смешаны идеи научного коммунизма и православия, признание реальностей постиндустриальной эпохи и патриархальная риторика, лозунги международной солидарности и казенный патриотизм, призывы к  равенству народов и националистические установки, любовь к народовластию и к сталинским порядкам одновременно.

Анализ густо перемешанных идейно-политических течений позволяет выделить не менее пяти, причем два из них и не скрывает своего отказа от марксизма.

Первое из классических «некоммунистических» течений в коммунистическом движении — социал-демократическое. Вообще говоря, современная социал-демократия — это широкий  спектр различных политических течений, от левых социалистов до патологических антикоммунистов типа А.Яковлева. А так как организационная граница между коммунистами и социал-демократами не проведена, то сложилась своеобразная диффузионная  зона взаимопроникновения, в которой левые социалисты занимают более «коммунистическую» позицию, чем правые коммунисты.

Тем не менее, социал-демократические течения, как вне коммунистического движения, так и внутри его исповедуют, как правило, некоторые общие принципы. Основные из них:

- смешанная многоукладная экономика с достаточно сильным государственным регулированием и социальной защитой населения;

- политическая система западно-европейского образца, буржуазно-демократические свободы,

- приход к власти парламентским путем.

Идеал для социал-демократов — «шведский социализм». Собственно говоря, о социализме речь уже не идет: все шире используется и пропагандируется идея— «социальное государство».

Второе, и, пожалуй, наиболее мощное из «немарксистских» течений (мощных — ибо его возглавляют такие видные лидеры и идеологи как Г.Зюганов, В.Никитин, В.Рашкин, Ю.Белов, А.Проханов) я определяю как  национал-коммунизм. Его руководители не готовы еще отказаться от коммунистического названия, — которое, как сейчас принято говорить служит «брендом». Ориентиры этого течения:  слияние «белого» и «красного» идеалов, «общинность, соборность, народность», отказ от интернационализма, союз с церковью. Вот одно из характерных высказываний Г.Зюганова: «Воссоединив «красный» идеал социальной справедливости, являющийся в своем роде земной ипостасью «небесной» истины, гласящей, что «пред богом все равны», и «белый» идеал национально осмысленной государственности, воспринимаемый как форма существования многовековых народных святынь, Россия обретет, наконец, вожделенное общественное, межсословное, межклассовое согласие и державную мощь, завещанную десятками поколений предков…».

С содержательной точки зрения, это течение есть,  по Марксу, «реакционный социализм».  Острая оценка этого направления дана в «Коммунистическом Манифесте». Вот, что говорится в нем о «мелкобуржуазном социализме» как об одной из разновидностей подобного социализма: «В таких странах как Франция, где крестьянство составляет гораздо более половины всего населения, (как недавно еще в России — А.П.) естественно было появление писателей, которые, становясь на сторону пролетариата против буржуазии, в своей критике буржуазного строя прикладывали к нему мелкобуржуазную и мелкокрестьянскую мерку и защищали дело рабочих с мелкобуржуазной точки зрения. Так возник мелкобуржуазный социализм…Он разоблачил лицемерную апологетику экономистов. Он неопровержимо доказал концентрацию капиталов и землевладения, неизбежную гибель мелких буржуа и крестьян, нищету пролетариата, анархию производства вопиющее неравенство в распределении богатств, истребительную промышленную войну наций между собой, разложение старых нравов, старых семейных отношений и старых национальностей.

Но по своему положительному содержанию этот социализм стремится или восстановить старые (то есть добуржуазные, общинные — А.П.) средства производства и обмена, а вместе с ними старые отношения собственности и старое общество, или — вновь насильственно втиснуть современные средства производства и обмена в рамки старых отношений собственности… В обоих случаях он одновременно и реакционен и утопичен».

Полтораста лет спустя реакционный мелкобуржуазный социализм возродился в России. Разумеется, он возник уже в «русском» варианте, но суть его осталась неизменной. Талантливо разоблачая всю мерзость сегодняшнего криминального капитализма,  он ищет свой идеал в патриархальности добуржуазной России. Отсюда сознательно и широко пропагандируемые идеи, образы и символы дореволюционного периода. Отсюда идеологическая опора на славянофильство, русских религиозных и белоэмигрантских философов.

Это направление играет на оскорбленных социальных и национальных  чувствах русского народа, и, прежде всего, находит отклик у самой отсталой части трудящихся

Позиции социал-демократов и национал-коммунистов совпадают по двум принципиальным вопросам. Во-первых,  и те, и другие — за сочетание многоукладной экономики с определенными социальными гарантиями для трудящихся. Во-вторых, оба течения исповедуют принцип «Россия исчерпала лимит на революции». Эту политику компромисса совместно и «единогласно» проводили и социал-демократ Селезнев и национал-коммунист Зюганов.  Вот почему зачастую эти два течения смешивают, и «национал-коммунистическое» также называют социал‑демократическим, (как и самого Зюганова — социал-демократом). Это грубая ошибка.

Социал-демократия — европейская идеология, порожденная индустриальной эпохой. В ней существенное место занимают свобода и права личности. Эта «правая» ветвь марксизма,  отходит от него со временем все дальше и дальше, но до сих пор сохраняет его родимые пятна. Кто у социал-демократов справа? Неолибералы, признающие ограниченное вмешательство государства в экономику и необходимость определенной социальной защиты (подобно Явлинскому) и, далее — «чистые» либералы образца XIX века.

Национал-коммунизм органически ненавидит все, что идет с Запада. Его идеологические корни в «гениально сформулированным, — по словам Зюганова, — лозунге «Самодержавие. Православие. Народность». Кто в политическом спектре является соседями национал-коммунистов справа? «Цивилизованные» националисты типа Рогозина и Бабурина, далее «крутые» вроде Национально-державной партии, и еще в шаге — уже «нормальные» нацисты.

Оба названных течения господствуют в КПРФ, ставя ее фактически вне коммунистического движения. Разумеется,  КПРФ пока еще остается партией левой оппозиции. В ней действуют тысячи коммунистов, не разделяющих взглядов своих руководителей, и еще больше — просто коммунистов «чувства», не делающих различия между течениями и просто, считающих своим долгом противодействовать режиму в составе самой сильной из оппозиционных партий.

                                                             3.

Но и в той части коммунистического спектра, которую  традиционно считают левой, господствуют идейный разброд и шатания. Их диапазон – от маоизма и троцкизма до консервативного коммунизма, чаще всего выступающего под сталинскими знаменами. Однако если первые представлены небольшими группами, не влияющими существенно на движение, то последний среди «левых» коммунистов сегодня преобладает.

Жажда социального реванша, возвращения попранной гордости за свою страну, восстановления порядка, — вот, что заставило тысячи людей вспомнить о Сталине и его эпохе. И все же  очевидна разница между стихийной ностальгией по сталинскому времени  массы людей, особенно пожилых, и сталинизмом, как идейном течении в коммунистическом движении.

Что такое сталинизм сегодняшний? Это течение, которое:

- считает непогрешимыми все теоретические положения и практические действия Сталина, вплоть до известных постановлений по генетике и кибернетике, «ленинградского» дела, и тому подобных,

- рассматривает любую критику Сталина и его эпохи как антикоммунизм,

- пропагандирует целесообразность возвращения к сталинской системе управления в современных условиях,

Эти принципиальные установки предопределяют крайний догматизм и сектантство современного сталинизма, придают ему вульгарный, примитивный характер

Антисемитизм — еще одно, почти неотъемлемое свойство вульгарного сталинизма. В своем роде рекордным стало утверждение в Программе новосозданной Шениным «КПСС»: «…империалистическая реакция, мировой сионизм,…потерпев неудачу в деле военного разгрома СССР, переключились на идеологическую, технологическую, финансовую войну против СССР». Потерпев неудачу в деле военного разгрома! И Гитлер у этих «коммунистов» оказался сионистом!

Однако главный, основной признак,  отличающий вульгарных сталинистов, в какой бы партии они не состояли сегодня — это убежденность в том, что социализм в СССР начал разлагаться немедленно после смерти Сталина,  по воле сменивших его руководителей. Даже меры совершенно необходимые в условиях  возросших масштабов  народного хозяйства, усложнения производственных связей, внедрения новой техники, повышения роли науки, совершенно иного, чем до войны образовательного уровня,  культурного и политического кругозора народа, даже эти действия, рассматриваются как направленные на капитализацию страны

И если к национал-коммунистическому крылу подходит  оценка Маркса «мелкобуржуазного социализма», то к консерваторам, — то, что сказано о другой ветви реакционного социализма — «феодальному социализму». Прочтите, пожалуйста, следующие слова «Коммунистического манифеста», заменяя термин «аристократия» на «партийная номенклатура»: «Чтобы возбудить сочувствие, аристократия должна была сделать вид, что она уже не заботится о своих собственных интересах и составляет свой обвинительный акт против буржуазии только в интересах эксплуатируемого рабочего класса. Она доставляла себе удовлетворение тем, что сочиняла пасквили на своего нового властителя и шептала ему на ухо более или мене зловещие пророчества.

Так возник феодальный социализм: наполовину похоронная песнь — наполовину пасквиль, наполовину отголосок прошлого — наполовину угроза будущего, подчас поражающий буржуазию в самое сердце своим горьким, остроумным, язвительным приговором, но всегда производящий комическое впечатление своей полной неспособностью понять ход современной истории»..

И  так же как национал-коммунисты, «консервативное» течение, включающее не только вульгарных сталинистов, но и просто ностальгирующих людей, решительно отвергает нынешний режим, активно зовет к восстановлению социалистического общества. Но именно в том виде, каком оно было  ранее.

Мы гордимся достижениями Советского народа, в том числе и достигнутыми под руководством Сталина. Но и всякие попытки приукрасить историю СССР, «отлакировать» ее, чрезвычайно опасны. Миллионы людей видят неправду в этих попытках и теряют доверие не только к их авторам, но и ко всем коммунистам. И, главное, подавляющее большинство трудящихся, поддерживая все основные ценности социализма, не хочет возврата во времена тотального контроля над гражданами, физического подавления оппозиции, бесконтрольности власти, культа вождей — того, что составляло «отрицательную специфику» сталинской системы управления. Вот почему вульгарный сталинизм компрометирует все коммунистическое движение, обрекая его на постепенное вырождение.

На противоположном фланге левой части коммунистического движения действуют небольшие разрозненные партии и группы радикальных коммунистов: «госкаповцев», маоистов, геваристов, троцкистов, анархо-коммунистов и т.п. Их объединяет (при непрерывных внутренних распрях) повышенная «революционность», крайне критическое отношение к советскому периоду,  КПСС  и ее лидерам (за исключением Ленина), и «ультра-интернационализм», доходящий до принципиального антипатриотизма.

Следует, однако, признать, что в составе этих групп преобладает молодежь и, уже в силу этого — высокая энергетика и готовность к прямым актам сопротивления. Тем не менее, влияние «радикалов» на коммунистическое движение невелико и вряд ли имеет шансы на быстрый рост.

И последнее, пятое течение — классического марксизма, к которому отношу себя и я. Классические, а значит творческие, марксисты исходят из того, что  теория общественного развития, созданная Марксом  — не свод утопий или догм. Это живая наука, постоянно развивающаяся по мере изменения окружающего мира и его познания. Применение марксистской диалектики для анализа прошлого и современной действительности, понимание сложности и противоречивости идущего исторического процесса — это то, что отличает марксистов от других течений.

Внутри марксистского течения также нет, и не может быть абсолютного совпадения взглядов по всем вопросам, но нас объединяет, ряд принципов, которые легли в основу Ассоциации марксистских организаций. В конечном счете, они сводятся к необходимости социалистической революции и формированию социализма на новом этапе его развития.

А это — общество, которое соединит в себе все достижения и ценности первого этапа социалистического строительства с теми важнейшими его свойствами, которые в первые десятилетия после Октябрьской революции еще не могли проявиться       в полной мере. Это будет общество самоуправления трудящихся, сочетающее общественную собственность с развернутой политической демократией и в силу этого обеспечивающее принципиально новый уровень развития производительных сил и социальную справедливость.

Современным коммунистам необходимо преодолеть навязанную общественному мнению «аксиому»: общественная собственность (социализм) — это всегда несвобода, основа свободы — частная собственность (капитализм).

Главная слабость марксистского течения сегодня — это «распыленность» его сторонников по всем коммунистическим партиям и организациям.

 

4.

Даже беглый обзор существующих сегодня  течений, показывает: наиболее острые разногласия между ними касаются советского прошлого. Не буду снова их перечислять, но надо откровенно признать, что  по этим проблемам, идейные течения не совместимы. даже если не брать в расчет национал — коммунистов и социал – демократов. Значит, при попытке создать общую программу, надо основной упор сделать на будущий социализм, каким мы его видим и, за который мы готовы бороться. Здесь тоже немало разных мнений и взглядов. Но они не носят, условно говоря, «антагонистический» характер. Здесь возможно и нахождение общей точки зрения и компромиссные формулировки.

Итак, коммунистическое «единомыслие» в наше время физически невозможно.

Невозможно, следовательно, и, объединение партий, которые сегодня все вместе составляют коммунистическое движение в единую унитарную, идеологически унифицированную партию. Вместо жестко иерархической системы необходимо создать гибкую систему взаимодействия. Политическая история знает самые различные формы объединений: коалиции, блоки, союзы, конфедерации и федерации и тому подобные. И это все — межпартийные образования.

Я бы начал с разработки и согласования общих для всех участников «рамочных принципов» объединенной партии,  (что-то вроде 21 условия Коминтерна), достаточно жестких, чтобы отсечь уже упоминавшихся  национал — коммунистов и социал – демократов, и достаточно широких, чтобы они были приемлемы для остальных. И в этих рамках предоставить свободу создания платформ и даже фракций.

Для многих коммунистов слово «фракция» — страшное слово. Все мы, можно сказать с молоком матери, впитывали в себя резолюцию Х съезда РКП(б) «О единстве партии». Но мало, кто вспоминает основную резолюцию того же съезда «О партийном строительстве». Я позволю себе процитировать ее первые пункты, и как принципиально важные, и как образец марксистской диалектики: «1. Партия революционного марксизма в корне отрицает поиски абсолютно правильной, годной для всех ступеней революционного процесса, формы партийной организации, а равно методы ее работы. Наоборот, форма организации и метода работы всецело определяется  особенностями данной конкретной исторической обстановки…2. С этой точки зрения понятно, что всякая организационная форма и соответствующие методы работы могут с изменением объективных условий развития революции превратиться из форм развития партийной организации в оковы этого развития; и обратно, сделавшаяся негодной организационная форма может снова стать необходимой и единственно целесообразной…».

Что касается РКП-КПСС, то ее идеологическое противостояние немарксистским течениям в коммунистическом движении не отменяет постоянную стратегию партии на максимальное сложение усилий всех компартий и других организаций социалистической ориентации в борьбе за дело трудового народа.

Мы постоянно выступаем за возрождение социализма на новом этапе как общества самоуправления, где общественная собственность на средства производства сочетается с развернутой политической демократией.

А.А. Пригарин (Москва, РКП-КПСС)


Комментарии

2013-02-13 Ивавн Мухин:

Несколько слов по поводу "сталинизма" с его "репрессиями".
Возможно я не вписываюсь в устоявшиеся понятия, но понятие "диалектический материализм", на мой взгляд, - это настоятельное, обязательное рассмотрение исторических, и не только исторических но и социальных событий, в терминах и понятиях тех исторических времён, в которых эти события происходили.
1. Гражданская война заканчивается победой. Что дальше? Более или менее успешные предприятия по производству товарных сельхоз продуктов, капиталистические "экономии" (прообраз совхозов), разрушены. Получившие землю крестьяне, в том числе и солдаты, вернувшиеся с гражданской, не в состоянии производить товарные (на продажу в города)сельхоз продукты. Организуются военизированные (строевые части в полном составе) сельскохозяйственные предприятия. Туда ввозятся свободные женщины для создания семей и "осёдлой" жизни. В поселениях сохраняется военный порядок. Через год народ расползается неизвестно куда.
Продразвёрстка не удовлетворяет потребности. Начинается голод. Вопреки всем положениям Манифеста коммунистической партии в стране продразвёрстка заменяется продналогом - пережитком капитализма, а так же вводится частно-хозяйственное предпринимательство. Пусть с ограничениями, но частно-хозяйственное. По существу это означает, что пролетарская революция не состоялась. Почему? Пролетариат не созрел для коммунизма. Реализация 10-и признаков коммунизма, изложенных в Манифесте коммунистической партии, не возможна. Победивший пролетариат не знает как это сделать.
2.Начался процесс "дозревания" пролетариата. Исторически это выпало совершить компартии под руководством И.В.Сталина. Какой была компартия в то время, какими был её теоретический потенциал в построении социализма? В конце концов где та граница, за которой начинается социализм? Сегодня мы говорим, что к 1939г."в основном" эта задача была решена. Если мы сегодня внимательно , скрупулёзно посмотрим какие из 10 характеристик Манифеста коммунистической партии были реализованы к этому времени, если мы посмотрим, какие из тех 10 пунктов оказались соответствующим реалиям жизни, и честно ответим себе каково было партии и её руководству реализовать всё это - вот это и будет соответствовать диалектическому марксизму, реализованному в СССР. Всё остальное - "чириканье" по поводу.
3. Рассуждать и оценивать сегодня деятельность партии и её руководства в предвоенные годы можно только единственным способом: устоял СССР в Великой отечественной войне или нет, как вся капиталистическая Европа перед фашизмом. Вот это и есть диалектический материализм реально, а не "блеканье" по поводу коллективизации, репрессий и т.п. Уговаривать каждого времени не было, а сделать было необходимо немыслимо много.
4. По проводу линии, разграничивающей коммунизм и социал-деморатизм, решение состоялось в 1903г. на 2-м съезде РСДРП. Уже тогда, когда капитализм не был так организован как сегодня, было очевидно, что капитализм добровольно, без войны своих позиций не сдаст, что и доказала Гражданская война в России в 1918-32г.г. (имеются в виду и колонии России в Средней Азии).
5. Сегодня, когда РФ по существу стала сырьевым придатком окружающих капиталистических стран, так же как и в 1903г., глупо надеяться на возможности "парламентского" пути овладения политической власти для коммунистической партии с её Программой продолжения строительства социализма, отрицающего капитализм. Не позволят. Необходимо так же как и в 1905-1917г.г. готовить население и его вооружённые силы к борьбе за победу в завершении строительства социализма и переходу к коммунизму.

2013-02-07 сергей:

все это отчасти верно. Даже хорошо! Но вы не копнули еще глубже. 99.9% нынешних коммунистов утверждают, что произошла контрреволюция. Но позвольте - тогда прошлый советский строй по прежнему "революция" и его надо восстанавливать в буквальном виде! Это все одно и то же! сказать, что я хочу восстановить буквально прежний социализм и сказать, что против него произошла контрреволюция - это идентично! Контрреволюция подразумевает, что раньше была революция - а значит к ней надо возвращаться! Вот и все. Все остальное - от лукавого. Понятия "обновленный социализм" и "контрреволюция" - отрицают друг друга. Если мы хотим качественно новый социализм - тогда правильно, что прошлый социализм рухнул, и тогда никакой контрреволюции нет. И наоборот - если произошла именно контрреволюция, тогда прошлый социализм был революцией, и тогда его надо восстанавливать. вот и все.


Пишите нам: mail@okpspb.ru

Видео



2018-02-15 Александра Печенкина - на митинге "Антиклерикализм-2018"

2017-11-11 К. Е. Васильев. Выступление на научной конференции к 100-летию революции

2017-09-26 Судей надо выбирать!

2017-05-17 Первомай-2017

2017-03-22 Выступление Ирины Комоловой на митинге в защиту Петербурга. Марсово поле. 18.03.2017

2017-03-12 Выступление Вячеслава Жилкина на митинге, приуроченном к 100-летию Февральской революции. Площадь Ленина. 08.03.2017

2017-03-12 Выступление Семена Борзенко на митинге, приуроченном к 100-летию Февральской революции. Площадь Ленина. 08.03.2017

2014-03-25 Красное телевидение: создание Объединенной коммунистической партии



Ссылки

Коммунисты столицы

Коммунисты столицы

Коммунисты Челябинска

Межрегиональное объединение коммунистов

Форум.Мск

Сайт депутата-коммуниста И.И. Комоловой

Новые профсоюзы

Рот-фронт

© Объединенная коммунистическая партия, Санкт-Петербург