Вход

Объединенная коммунистическая партия


2013-02-04 

Научно-практическая конференция МОК / Предложения к Программе МОК

Несомненно, что капитализм на переломе ХХ-ХХI веков вошел в новую качественную стадию империализма – которую можно назвать «блоковым капитализмом».

Образовались три основных империалистических блока: азиатский (япония-южная корея-тайвань-сингапур-малайзия и т. д.) – европейский (ЕС) – американский (канада-мексика-сша-часть латинской америки). Это настолько очевидно и даже скреплено межгосударственными юридическими договорами наподобие маастрихских соглашений и американского торгового пакта – что не надо здесь излишне мудрить. В результате мы получаем совершенно новую стадию ГМК – когда механизмы ГМК применяются не столько в рамках одной страны, сколько в рамках блока государств. Это механизм новой супермонополии – монополии одного государства среди группы подчиненных ему государств (и его корпораций, естественно).

То есть в американском блоке все так или иначе пронизано властью корпораций США – в европейском франко-немецких – в азиатском японских. Еще раз уточню – государственно-монополистический капитализм в рамках одной страны ушел безвозвратно в прошлое. Сейчас ГМК существует преимущественно в «блоковом» виде. Это именно новое развитие капитализма, когда обобществление производства осуществляется в рамках блока государств. Но это не отменяет капиталистически-конкурентной сути мирового производства – потому что уже между этими блоками продолжает существовать ожесточенная конкуренция.

Такие страны как Россия-Китай-Индия-Бразилия, несмотря на их определенную мощь — все же периферийный, сырьевой, подчиненный капитализм. Они в эту тройку не входят. Многие их возможности нивелируются и многими недостатками. И даже у Китая, если уточнить. У Китая нет серьезной внутренней потребительской базы. Эта страна крайне зависит от экспорта в большую «тройку». Таким образом положение дел в «тройке» определяет и положение дел в Китае. Конечно, может быть в будущем, когда Россия-Китай перестанут сильно зависеть от экспорта в большую «тройку» и создадут стабильно растущий внутренний рынок — и положение дел будет другим. Но сейчас мы имеем то – что имеем. Мы имеем именно «блоковый капитализм», или другими словами, капитализм, определяемый в своих основных чертах вышеназванной большой тройкой и их отношениями. То есть ГМК существует не в рамках одной страны, как это было преимущественно в двадцатом веке – а в процессе капиталистического роста в рамках блока государств.

И поэтому ситуация будет развиваться также, как и всегда во время капиталистических кризисов, но естественно, с учетом данной специфики. Американский блок просто вынужден будет так или иначе пойти на обострение отношений с европейским или азиатским, чтобы вернуть утраченные позиции. Особенно когда европейский блок справится с финансово-валютным кризисом. А он справится – это несомненно. И соответственно выйдет из него еще более крепким. И тогда евро как альтернатива доллару – прошедшая испытание практикой – станет главнейшим дестабилизатором так называемой долларовой экономики. Пусть не сразу – но несомненно станет, потому что рано или поздно мировые инвесторы могут кардинально качнуться в сторону более надежного евро. И тогда у американского блока просто не будет выхода, чтобы прекратить постепенное скатывание в пропасть — как пойти ва-банк и развязать какую-либо третью мировую войну. Ну может быть так сильно сказано (дай-то бог, как говорится), но несомненно, абсолютно несомненно, что американский блок сделает какую-либо последнюю конвульсию перед утратой лидерского положения. Иначе капитал перестанет быть капиталом, а особенно американский.

И здесь начнется «самое интересное». Европейский блок втянет Россию на свою сторону против американцев. К этому есть все предпосылки. Как Антанта втянула царскую Россию в войну против Германии – так Европа втянет Россию против США. И никакая осторожная политика Путина этому не помешает. Слишком связана российская элита именно с европейской. Там ее деньги. Так было раньше — и так будет сейчас. Только сейчас вместо кайзеровской Германии «священным врагом» будут США. И в принципе с «законом Димы Яковлева» эта война уже началась в зачаточной стадии. Дальше будет постепенно хуже шаг за шагом – особенно если к власти в США придут республиканцы. Потому что российская элита тысячами нитей наиболее крепко связана именно с европейской элитой – и ни с какой более. И если обострятся отношения между американцами и европейцами – Россия не сможет остаться в стороне. Европейцы заставят принять их сторону. Еще раз повторю – сейчас это кажется маловероятным. Но современная история очень быстро меняется. В этом ее специфика. Как только станет ясно, что Европа в принципе «вылезет» из кризиса – события могут приобрести совершенно другую динамику.

Итого – в результате ввязывания России в очередной мировой капиталистический конфликт возникнет напряжение ее сил, которое конечно же страна не выдержит из-за внутренней слабости, и это вызовет революционный кризис. А поэтому – к этому кризису надо быть готовым. Должна быть предложена российским трудящимся новая модель коммунистического — в широком смысле этого слова, то есть социалистического, о чем ниже — развития.

По второму пункту (Коммунистическое движение в России)

Крах СССР был делом абсолютно закономерным, нужным и необходимым. Он был революционным делом. Парадоксально – но факт. Без кризисов не бывает развития. Если нет кризиса – тогда нет и последующего взлета. Тогда нет анализа ошибок и отказа от незрелых шагов. Тогда нет в процессе напряженного и творческого «разбора полетов» — перехода в более качественное состояние. И кто, наоборот, хочет буквального восстановления прежнего СССР – тот обыкновенный ретроград и реакционер, желающий восстановить прошлое, а не коммунист, смотрящий вперед, и не революционер, во всем видящий печать последующего уничтожения как диалектического отрицания. Совсем другое дело – какова специфика данного отрицания. Более радикальная и тяжелая – или менее. Но об этом ниже.

Все помнят классический пример диалектического развития через зерно, отрицаемое стеблем, и затем вновь колосом как отрицание отрицания. Несмотря на всю простоту этого примера – он гениален. То есть точно также будет развиваться коммунистическое общество. Сначала оно появляется на волне беспримерного энтузиазма в виде скороспелого, незрелого, то есть во многом уравнительного коммунизма (зерно). Затем будет мудрый, стабилизирующий шаг к нормальному социализму (стебель), когда уравнительные тенденции нивелируются и восстанавливается реальное распределение по труду – и затем вновь вызревает из социализма коммунистическое общество, но уже гораздо более развитое, когда распределение начинает формироваться не столько по труду, сколько по потребностям (колос). Это диалектика – и ничто более.

И с этой точки зрения настолько очевидно, что советская эпоха двадцатого века была как бы зерном, то есть во многом первичным уравнительным коммунизмом – что вся отечественная история говорит об этом. Кто-нибудь помнит, чтобы в СССР хоть одно предприятие обанкротилось?.. Нет. Ни одного случая из тысяч предприятий за семьдесят с лишним лет. Значит, все предприятия хорошо работали?.. Это смешно. Тогда бы немцы и японцы ездили на наших машинах – а не наоборот. Тогда в чем дело?.. А в том и дело – что отбирали у тех, кто хорошо работал, и передавали тем, кто плохо. Удельный вес убыточных и малорентабельных предприятий в народном хозяйстве СССР достиг к середине 80-х годов прошлого века значительных размеров (около 40%). Спрашивается, почему в течение многих лет такие предприятия могли существовать? Только потому, что государство изымало средства у тех предприятий, которые работали рентабельно, и передавало их нерентабельным предприятиям. Соответствие трудового вклада и дохода при этом нарушалось, что вело к уравнительности, иждивенчеству и получению незаработанных средств, иначе говоря, нетрудовых доходов как отдельными работниками, так и целыми коллективами.

Но вот ведь в чем парадокс – на определенном, а именно начальном этапе, это было необходимо. Без начального зерна – нет стебля и колоса. Уравниловка была прогрессивной на начальном этапе строительства коммунизма – потому что миллионы, да куда там, десятки миллионов трудящихся из прежнего нищенского «быдла» капиталистического общества превратились в граждан, у которых есть хоть минимальный, но реальный набор социальных благ и реальный гражданский статус. И притом – у всех. Именно у десятков миллионов – что было неописуемым прогрессом. Просто неописуемым. То есть десятки миллионов советских граждан в каком-то смысле были подсознательно готовы к такой уравнительной политике на начальном этапе, потому что таким образом они все дружно выходили «из грязи в князи». Они все приобретали более высший социальный статус. И ради этого они готовы были сообща с энтузиазмом трудиться под единым командованием.

Но со временем всякое преимущество переходит в недостаток точно также, как металлы в неметаллы в периодическом ряду. Именно так и происходит развитие. Уравнительный СССР – рухнул. И совершенно справедливо. Уравниловка исчерпала свой положительный ресурс. Надо было расти дальше. Нужно уже было не количество – а качество. А качественный труд требует распределения по труду — и при том не на бумаге, а в реальности. Как говорится, меняем формальный (примитивно-уравнительный) коммунизм на реальный социализм. И в нынешних условиях это будет прогрессом точно также, как стебель после зерна.

Но в том-то и дело, что всякая закономерность имеет свою специфику – о чем уже упоминалось выше. Не смогли российские трудящиеся вовремя и более-менее гармонично преодолеть привычки уравнительного коммунизма и перейти к социализму с реальным распределением по труду. Процесс развития получил радикально-кризисные и из-за этого опосредованные формы. Потому что из одной диалектической крайности в тактическом плане мы шарахнулись в другую – из чрезмерно уравнительного коммунизма в максимально безуравнительный капитализм. Клин клином вышибли. Вследствие чего мы не непосредственно перейдем от уравнительного коммунизма к реальному социализму – а опосредованно, через переходный период в виде капитализма, который в свою очередь надо опять отринуть и уже от него перейти к реальному социализму. То есть мы как бы диалектически снова выбьем клин клином таким образом — и вернемся к исходной цели на более высоком уровне.

То есть — внутри базовой диалектики мы имеем еще и тактическую диалектику. Но! В результате этого тактического зигзага даже честные коммунисты идеологически запутались. С одной стороны, самые умные из них понимают, что возвращение к буквально прошлому Советскому Союзу невозможно, так как его недостатки очевидны. С другой стороны, горбачевская Перестройка, вроде бы как раз и провозгласившая войну с уравниловкой – привела к капитализму, который также неприемлем в стратегической перспективе. Что делать?.. А что делать – правду говорить. Только правду – и ничего кроме правды. Вперед надо смотреть – а не тосковать по прошлому. Иного выхода нет.

Является современный капитализм эффективнее уравнительного коммунизма?.. Является. Об этом черным по белому сказано уже в Манифесте Маркса-Энгельса. Поэтому он и победил. Переход от уравнительного коммунизма к современному блоковому капитализму, то есть во многом социализированному вследствие ГМК, гибко соединившему мощь государств с предпринимательской инициативой, как ни крути – это временный прогресс. Это необходимый в нынешних условиях переходный период к реальному социализму, так как всякое коммунистическое общество вызревает из капиталистического. То есть, как и прежде, империализм является предтечей социалистической революции — но теперь в конкретно-исторической форме блокового капитализма и его последующего уничтожения методами реального социализма. Поэтому Перестройка, начавшая этот процесс – прогрессивное явление.

По иному и не может быть. Если мы не одобряем Перестройку, проклинаем ее в принципе – тогда автоматически одобряем возвращение к буквальному прошлому в виде уравнительного коммунизма. Ничего третьего – здесь нет. Или мы за возвращение в уравнительно-коммунистическое, в нынешних условиях реакционное прошлое – или за принципиальное одобрение Перестройки и наступившего за ней империализма в виде «блокового капитализма» как закономерной подготовки к следующей социалистической революции.

Надо двигаться вперед – а не назад. Поэтому проблема совсем в другом. Совсем в другом! А вот по сравнению с вышеотмеченным назревающим социализмом (стеблем) – современный блоковый капитализм несомненно проигрывает! Несомненно! Не нужно возвращение в прошлый СССР – а нужно отрицание нынешнего капитализма назревающим реальным социализмом, то есть новым СССР! И именно с этой точки зрения – капитализм конечно же абсолютно не приемлем! В этом и есть специфика нашего современного положения.

Еще раз – если бы Перестройка удалась в задуманном идеале, мы бы от уравнительного коммунизма (зерна) перешли к реальному социализму (стеблю) без капиталистического подготовительного периода. Но раз не получилось стабильно-непосредственно – получилось радикально-опосредованно, с переходным периодом в виде капитализма и его последующим отрицанием в виде новой социалистической революции. Но стратегическая суть этого тактического зигзага – абсолютно одинакова с первым вариантом! В итоге мы получаем именно отрицание стадии уравнительного коммунизма стадией реального социализма. От зерна – к стеблю.

А вот если кто в принципе не хочет такого отрицания, а хочет восстановления буквально прежнего уравнительного коммунизма, называя Перестройку контрреволюцией – это совершенно другой разговор. Совершенно другой разговор! И не надо здесь «мозги пудрить». Как выяснилось, в современных условиях без временного капиталистического периода, подготовляющего почву для новой социалистической революции – прогресс невозможен. А значит Перестройка, начавшая такой период – начало революции. Но именно только начало! С другой стороны — настало время такой переходный период заканчивать и переходить непосредственно к строительству реального социализма. Время уже пришло.

По третьему и четвертому пунктам (Коммунистическая партия и общество, программа партии)

Я в данном случае объединяю эти пункты, потому что их можно подвести в целом под предложения по содержанию партийной программы.

Самым главным пунктом, отделяющим одну эпоху от другой именно в смысле коммунистического строительства, то есть эпоху уравнительного коммунизма от эпохи реального социализма (смотри выше) – это обязательная и безусловная, и именно на советских принципах, выборность руководства госпредприятий. Это главное. На базе этой клетки формируется весь организм. То есть конечно же нужно восстанавливать общественную собственность в виде советской государственной как общенародной и кооперативного сектора. Об этом и спору нет. Но более того и что и будет нововведением по сравнению с прежним СССР – нужно обязательно ввести выборность руководства советского госпредприятия трудовым коллективом. И не просто выборность – а именно на принципах советского строительства, и никакого другого.

Напомним эти принципы. Это постоянное и все более широкое привлечение трудящихся к управлению государством; демократический централизм; Советы – работающие корпорации; коллегиальность; гласность; законность; интернационализм. То есть горбачевский закон о госпредприятии от 1987 года натворил в этом отношении черт знает что (отсюда и капиталистически опосредованный путь к реальному социализму). В этом законе выбирался не только Совет трудового коллектива (СТК) — но и директор с полномочиями не меньшими, чем СТК, да к тому же требовавший утверждения «сверху». Получалась полная профанация советского строительства в этом вопросе, потому что это было хитро замаскированное все то же назначенчество «сверху». Тогда как согласно советским принципам именно Совет трудового коллектива должен быть на заводе главным в пределах своей компетенции – а администрация завода (учреждения) должна подчиняться ему точно также, как Совет Министров СССР должен был подчиняться Верховному Совету СССР, к примеру. Советские принципы народовластия должны быть везде едины – от верховного органа до предприятия и учреждения, раз уж мы взялись за строительство новой стадии. Иначе профанация, саботаж и отсюда временная победа капитализма — что, собственно, мы и получили.

Но вернемся к выборности руководства советского госпредприятия его трудовым коллективом. Это как раз и нужно для реального распределения по труду. Это как раз и нужно для коренного уничтожения уравниловки. К примеру, если директор предприятия назначается «верхами» и подчиняется им, как это было раньше – он всегда будет проводить в жизнь их решения, так как от этого зависит его карьера. И вот здесь у «центра» появляется огромнейший соблазн решать все проблемы перекачкой средств от хорошо работающих к плохо работающим. Если где появилась «дыра» — пользуясь сверхцентралистской властью, можно заткнуть ее трудом хорошо работающих, и проблема вроде бы как решена. Против такого соблазна просто невозможно устоять. В результате шаг за шагом – торжествует уравниловка. В результате и отмеченные выше сорок процентов. И никакой, даже  самый «патриотичный» директор хорошо работающего предприятия не сможет прекратить грабеж своего предприятия и не сможет сломать этот базовый механизм – потому что в крайнем случае его просто-напросто снимут с должности.

Но если руководство госпредприятия выборное – тогда оно зависит не столько от «центра», сколько от своего трудового коллектива. И разумеется, оно будет защищать интересы данного трудового коллектива. К примеру, если совокупность хорошо работающих предприятий и их трудовых коллективов будет недовольна уравнительной политикой «центра», что кончено же справедливо с их стороны — в крайнем случае такая совокупность предприятий может поставить вопрос об отделении территорий, где их предприятия доминируют, от центральных властей и создания своего государства. Я специально довел до крайности пример борьбы с уравниловкой, так как на самом деле все не будет так трагично, потому что никакой «центр», если там не полные идиоты, не доведет до этого. На самом деле возникнут всякие согласительные комиссии в широком смысле этого слова – и вопрос будет решен взаимовыгодно для всех. Но довел до крайности для того, чтобы показать – выборность руководства госпредприятий в корне меняет все дело. Именно из-за такой выборности и появятся данные согласительные комиссии, и появится гораздо более сбалансированный между центром и регионами хозяйственный механизм. То есть несомненно, что выборность руководства госпредприятий рано или поздно приведет к уничтожению уравниловки.

(В принципе на этом можно и закончить. Тот читатель, который идеологически подкован, дальше ничего такого уж нового для себя не найдет и может сразу перейти к итоговым пунктам. Принципиальные вещи сказаны. Но вот для «рядового» читателя, кому надо разъяснить все поподробнее — рассмотрим поднятую тему более конкретно.)

Для сравнения скажем, что у капитализма тоже есть постоянная ахиллесова пята, и заключается она в том, что спрос отстает от предложения в силу слабой покупательской способности трудящихся. Они не могут покупать товары в достаточном количестве, а у богатых и так все есть, если уж сказать просто, но верно – и производство останавливается. Капитализм борется с этой проблемой путем конкуренции между буржуазной социал-демократией и монополистическими силами, балансируя между необходимостью повышения стоимости рабочей силы для поддержания спроса, и наоборот, необходимостью наличия достаточно высокой прибыли путем уменьшения доли стоимости рабочей силы в доходе.

Но точно такая же постоянная проблема есть у социализма – только с обратным знаком. Ахиллесова пята социализма в том, что его часто клонит к уравниловке. Когда трудящиеся приходят к власти, особенно в первый по историческим меркам период, наступает определенная уравнительная эйфория, этакий примитивный коммунизм, когда все вроде бы как должны жить хорошо — а отсюда не обращается четкое внимание на дифференциацию оплаты труда; под видом сближения умственного и физического труда общественные фонды потребления и социальное компенсирование распространяются на все более широкий круг людей без достаточного на то основания.

В результате мы можем получить закономерный кризис социализма, когда в результате уравниловки денег у населения становится больше, чем качественных товаров. Качественный труд (товары) не соответствует  денежной массе (оплате труда). Первого меньше – второго больше. Все это приводит к постоянному дефициту – и дело в один прекрасный момент заканчивается крахом, когда население отказывается от такой общественно-политической системы. Что мы собственно и имели в недалеком прошлом.

Еще и еще раз подчеркнем — как это ни удивительно, ничего такого уж странного в этом нет, потому что социализм имеет точно такую же возможность кризиса, как и капитализм, когда не борется со своим слабым местом в виде тенденции к уравниловке. Но продолжим. К примеру, что происходит в мире капитала во время кризиса?.. С одной стороны, происходят банкротства предприятий и уменьшается предложение, а с другой стороны, в лучшем случае революционные силы крепнут, базируясь на недовольстве граждан, оказывают давление на правящие режимы — и капитализм вынужден идти им навстречу в виде повышения зарплаты, увеличения социальных гарантий, льгот и так далее. Так или иначе все это увеличивает спрос — и завалы и так уменьшенного из-за банкротств предприятий предложения разгребаются. Экономический механизм начинает крутиться вновь.

Социализм же должен, чтобы ликвидировать свой кризис, действовать ровно наоборот – то есть уничтожать уравниловку. По крайней мере нанести по ней заметный удар. Деньги должны зарабатывать в первую очередь те – кто производит качественный товар и в достаточном количестве. Кто этого делать не может – не должен иметь незаслуженных финансовых средств. Таким образом предложение увеличивается, гипертрофированный спрос сокращается, дефицит исчезает – и экономический механизм начинает вновь поступательно вращаться.

 Но подойдем к делу еще более конкретно – возьмем в качестве объекта исследования рядового российского трудящегося. Вопрос в следующем — а зачем ему поддерживать реформу социализма по уничтожению уравниловки, если он не гений и качественный товар произвести не может?!.. Ну и пусть будет капитализм! Пусть всякие там профсоюзные и партийные бонзы живут припеваючи – но если они нажмут на капитал и выбьют нормальную стоимость рабочей силы, ну так и «лафа»! Но тем не менее это ошибка! Такой расклад все равно хуже для каждого рабочего и служащего по сравнению с безуравнительным социализмом. И такое утверждение не желание понравиться массам – а железная истина.

Гипотетически допустим, что у нас на дворе социализм, то есть общественная собственность в виде советской государственной собственности и кооперативного сектора, но более того и главное — правительство начало беспощадную борьбу с уравниловкой. А что это такое конкретно?.. А конкретно это следующее — у госпредприятия изымаются «наверх» только плата за ресурсы (чем больше ресурсов, тем больше должна быть плата за них и наоборот, чтобы уровнять исходные позиции в экономическом соревновании) и законодательно фиксированный налог. Все! Ни копейки больше! Все остальное остается трудовому коллективу госпредприятия, и если трудовой коллектив хорошо работал – он хорошо живет! Пусть его работники покупают себе хоть дома с бассейнами – никого это не должно волновать, потому что они заработали это собственным трудом. И наоборот, кто в таких условиях плохо работает — у того возникнут большие проблемы.

Тогда, казалось бы, наш «недалекий» рабочий может сказать – да иди оно все куда подальше. Зачем мне нужен такой социализм?!.. Лучше я пойду войной на своего брата-рабочего, который способен более лучше работать, опять буду кричать о «капиталистических рецидивах» и опять доведу дело до уравниловки, чтобы урвать от его пирога — а если из-за этого снова победит капитализм, ну и бог с ним. Пойдем поклонимся капиталисту в ноги и опять все трудящиеся будут как бы равные между собой. Капитализм поощряет тех — кому кроме гарантированной оплаты рабочей силы ничего не нужно и кто лишен настоящего хозяйского инстинкта.

Но опять же, даже если исходить с точки зрения данного рабочего — он сильно ошибается. (Я уж не говорю о способных рабочих, которых немало. Этим сам бог велел драться за социализм без уравниловки.) Все дело в том, что если выдержать первые месяцы хозрасчета – а все сказанное о борьбе с уравниловкой именно реальный хозрасчет – даже не очень способные трудящиеся начнут жить гораздо лучше по сравнению с капитализмом! Гораздо лучше! Потому что если хоть одно предприятие из тысячи будет хорошо работать во время «безуравниловки» (хотя это уж совсем фантастично, таких предприятий будет несомненно больше, но допустим так для полной убедительности) – оно начнет подминать под себя предприятия-банкроты. Оно придет на предприятия, связанные с его профилем или интересами — и будет наводить там свои порядки. В результате возникнут мощные социалистические корпорации, холдинги и концерны, где головным предприятием будет выжившее в условиях реального хозрасчета предприятие, а другие будут кооперированы с ним — и соответственно совокупный доход данного холдинга будет распространяться и на них! В таких условиях наш «рядовой» рабочий все равно будет жить лучше, чем при нынешнем капитализме, потому что он будет зарабатывать именно по труду – а не по стоимости рабочей силы! Потому что он будет иметь долю прибыли в совокупной прибыли данного концерна.

Надо будет только выдержать буквально первые месяцы реального хозрасчета, пока не выявятся таланты. А когда они выявятся – они так потащат дело вперед, что с этим не сравнится никакой капитализм! И эти хозрасчетные таланты обеспечат массу рабочих доходом большим по сравнению с капиталистом, потому что даже самый «умный» капиталист не делится и не сможет делиться с рабочим самым главным — прибылью. А хозрасчет без этого, то есть без распоряжения прибылью самим трудовым коллективом — не существует в принципе.

Но допустим еще более худший вариант (чтобы не было у сторонников капитализма никаких лазеек для лжи). Обанкротившееся предприятие вообще никому не нужно. Его трудовой коллектив не выдерживает требований хозрасчета и оно закрыто с вытекающими отсюда последствиями в виде определения работников на учет в службе занятости. Но как это ни парадоксально – даже банкротство при социализме в конечном счете выгодно самому банкроту. Если в мире капитала уволенный рабочий рискует надолго остаться в резервной армии труда, а то и опуститься на социальное дно – банкротство при социализме лишь способ оптимальной расстановки трудовых ресурсов с вытекающей отсюда выгодой для каждого.

Как известно, на хозрасчетном предприятии каждый работник посредством выборных органов распоряжается доходом (прибылью) предприятия. Другими словами, наряду с фондом общественного потребления и социальным компенсированием он зарабатывает именно по результату труда (еще раз повторим, а не по стоимости рабочей силы, как в лучшем случае происходит в мире капитала). В результате растет имущественный уровень трудящихся и отсюда рост потребительского спроса. Но высокий спрос в свою очередь открывает простор для производства, особенно мелкого и среднего — а рост производства требует трудовых ресурсов. Хозрасчет (распоряжение доходом предприятия со стороны трудящихся) – высокий спрос – рост производства (предложения) – необходимость в трудовых ресурсах – и вновь организация труда на условиях хозрасчета – этот растущий кругооборот имеет все шансы крутиться не переставая, поэтому и не существует избытка труда.

Эффект относительного перепроизводства в мире капитала из-за ограниченности спроса стоимостью рабочей силы в частности и возникающая отсюда хроническая безработица не существуют в мире социалистического хозрасчета из-за заработка по результату труда. В итоге каждый работник в рамках реального социалистического хозрасчета в случае банкротства и увольнения имеет все шансы найти новую работу, и даже более отвечающую его потребностям по сравнению с прежним местом.

Разумеется, реальный социалистический хозрасчет – дело не одного дня. Здесь надо учитывать и внешние условия, и защиту окружающей среды, и разработку социальных стандартов, которые труднее всего поддаются экономической формализации, и так далее и тому подобное. Но что социалистическое соревнование на условиях реального хозрасчета может быть эффективнее капиталистической конкуренции – это несомненно.

Итоговые пункты

Почему сейчас российские трудящиеся в массе своей не идут за коммунистами?.. Потому что нет пропаганды вышеизложенной альтернативы. Потому что даже честные коммунисты, не продавшиеся режиму наподобие КПРФ – находятся в идеологическом тупике. Из-за того, что они боятся сказать правду о Перестройке в частности – они сами себя загоняют в угол реакционной идеологии реставрации прежнего СССР. А за такой политикой массы никогда не пойдут.

Еще раз повторю – надо честно сказать, что современный капитализм по многим параметрам эффективнее прежнего уравнительного коммунизма. Это же видит любой россиянин – который носит в кармане брюк «капиталистический» мобильный телефон и ездит на комфортабельной «капиталистической» машине. Поэтому Перестройка, открывшая дорогу такому капитализму – прогрессивное явление. Но это только часть правды! А вот по сравнению с назревающим безуравнительным, реально хозрасчетным социализмом – нынешний капитализм конечно же полное ничтожество! И это главная часть правды. Вперед надо смотреть – а не назад. И основная черта назревающего социализма – выборность руководства советского госпредприятия на полностью советских принципах. Говорится об этом в нынешней коммунистической пропаганде?.. Ничуть. Так отсюда и последствия.

 

Копылов С.В. (Иркутская область)


Комментарии

2013-03-04 Александр Чижиков:

Позиция, раскрываемая Копыловым С.В. в оценке "перестройки" и факта распада СССР пересекаются. Копылов говорил о диалектике, но забыл, при этом, науку о коммунизме и основу её - марксизм. Главный вопрос о власти - это вопрос о собственности и и присвоении.Именно этого не видит Копылов, хотя в его рассуждениях о том, что было в СССР есть зёрна ПРАВДЫ.
Альтернатива постсоветскому капитализму - ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ (см.в яндексе и других поисковых системах). Коммунисты ищут...зажмурив глаза и .....не понимают, что они опираясь на идеологию КПСС, ими игнорируется марксизм, без которого диалектически ВПЕРЁД двигатся невозможно. Не случайно Копылов....заблудился и уткнулся в выборы УПРАВЛЕНЦЕВ. В этом он проявляет себя заложников зюгановщины.

2013-02-05 ввс:

Что-то новенькое в диалектике:контреволюция т.е.откат в 20-е годы америкоского капитализма государства с развитой экономикой,с научными и производственными достижениями лучшими в мире и это после гражданской и второй мировой войн - считается революцией?!!

2013-02-04 Валентина:

Автор не способен понять истинной причины гибели СССР. Социализм, строившийся в СССР, заменен на бандитский капитализм не потому, что социализм был уравнительный, не потому, что не было диктатуры советов трудовых коллективов, а потому, что управлялось строительство социализма генеральными царями, которых называли генеральными секретарями.
Генсекам были непосредственно подчинены силовые структуры и СМИ страны, а не решениям большинства многомиллионной КПСС. Монархи, управляющие строительством социализма, неизбежно завершают это строительство в России установлением бандитского капитализма.
Автор считает, что перестройка, начатая Горбачевым, это неизбежное благо на пути построения коммунизма. На самом деле свершившаяся перестройка это следствие прихода к власти эксплуататоров, выращенных внутри КПСС. Выращивание эксплуататоров в недрах КПСС происходило неизбежно в результате действия сталинского демократического централизма в руководстве работой партии. Устав КПСС, как и устав нынешней КПРФ, утверждает в партии высшую власть в руках высших партийных руководителей и отстраняет свыше 99,9 % членов партии от личного участия в разработке и утверждении партийных решений. Следовательно, КПСС и нынешняя КПРФ это партии не коммунистические, а организации обслуживающие личные интересы генсеков.

Автор не понимает того, что если предприятия будут работать только так, как это выгодно трудовым коллективам, данного предприятия, то невозможно плановое развитие производительных сил всей страны, то есть в интересах большинства населения страны, а, следовательно, невозможно и построение вечно прочного противоэксплуататорского коммунизма.
Проблемы экономики в СССР это результат отсутствия высшей партийной и государственной власти в руках большинства многомиллионной КПСС.
Без руководства коммунистической партии, в которой высшая партийная и государственная власть находится в руках решений большинства членов партии, утвержденных прямым тайным голосованием, построение вечно прочного, то есть противоэксплуататорского социализма не возможно. Но, судя по содержанию устава МОК и всех нынешних партий с коммунистическими названиями, создавать коммунистическую партию с диктатурой власти большинства членов партии, никто не собирается. Поэтому пока не видно перспектив освобождения России от власти эксплуататоров и паразитов.


Пишите нам: mail@okpspb.ru

Видео



2018-02-15 Александра Печенкина - на митинге "Антиклерикализм-2018"

2017-11-11 К. Е. Васильев. Выступление на научной конференции к 100-летию революции

2017-09-26 Судей надо выбирать!

2017-05-17 Первомай-2017

2017-03-22 Выступление Ирины Комоловой на митинге в защиту Петербурга. Марсово поле. 18.03.2017

2017-03-12 Выступление Вячеслава Жилкина на митинге, приуроченном к 100-летию Февральской революции. Площадь Ленина. 08.03.2017

2017-03-12 Выступление Семена Борзенко на митинге, приуроченном к 100-летию Февральской революции. Площадь Ленина. 08.03.2017

2014-03-25 Красное телевидение: создание Объединенной коммунистической партии



Ссылки

Коммунисты столицы

Коммунисты столицы

Коммунисты Челябинска

Межрегиональное объединение коммунистов

Форум.Мск

Сайт депутата-коммуниста И.И. Комоловой

Новые профсоюзы

Рот-фронт

© Объединенная коммунистическая партия, Санкт-Петербург